Мост

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мост » Комната переговоров » Доступ к игровым разделам


Доступ к игровым разделам

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Доступ к игровым разделам ("Дом на Мосту") осуществляется по игровому посту на свободную тему, с обязательной вставкой прямой речи. Можно оставить пост в этой теме, отправить мне в ЛС или ICQ. Рейтинговые посты в этой теме необходимо оформлять тэгом скрытого текста. Объём поста не меньше 6 строк.
Если текст изобилует грамматическими ошибками, участник не получает доступ к игровым разделам, пост на доработку не остаётся.
Если у вас уже есть доступ к игровым разделам, при повторной и последующих регистрациях пробный пост необязателен, достаточно написать администрации, и доступ будет открыт автоматически.

0

2

- Госпожа Гибель? - раб склонился в поклоне, из-за чего стало видно окровавленную дыру в его голове - он перестал разлагаться после того, как некромантка подняла его со смертного ложа, но эта рана осталась. - Мы захватили для вас нового раба.
Госпожа лишь поморщилаь от подобного усердия своего немертвого создания. Она уже почти скучала по тем временам, когда созданные ей зомби были тупыми как полено и даже говорить не могли. Новое выученное колдовство вернуло им немного прежнего разума, которым они обладали при жизни, но теперь они делали даже больше, чем от них требовалось. Когда некромантка приказала им притащить парочку "новобранцев", она и подумать не могла, что они схватят кого-то живого и приволокут сюда. В окрестностях хватало подходящих трупов разной степени свежести, но видимо ее рабы перестарались и решили притащить самый свежий экземпяр - еще дышавший и весьма активно брыкавшийся в цепких объятиях нескольких невозмутимых трупов.
- Он же еще живой! - возмутилась некромантка.
- Сейчас я это исправлю, госпожа! - с энтузиазмом воскликнул зомби и поднял топор.
- Стой! - поспешно крикнула некромантка и труп нерешительно остановился с поднятым топором в руках. - Тело испортишь.
- Простите меня, госпожа, - раб сокрушенно опустил топор. - Я не подумал.
- Как всегда.
- Хотите, я его задушу? Тогда тело останется целым.
- Не надо, - отмахнулась некромантка. - Зачем убивать живых, если вокруг и так полно мертвых? Я конечно не воплощение добра и света, но бессмысленные убийства мне не нужны.
- Так вы меня отпустите? - пленник перестал отчаянно отбиваться и с мольбой посмотрел на нее.
- Хм... - Гибель задумалась. - Ты теперь знаешь, где находится мое убежище. Я не могу отпустить тебя после того, как ты побывал здесь. Да и общество трупов мне наскучило, с ними даже поговорить не о чем. Я предлагаю тебе стать моим живым рабом. Это все же лучше, чем быть мертвым рабом, ты не находишь?
Пленник в ужасе оглядел окружавших его зомби. Неужели ему придется остаться в этом жутком месте?
- Госпожа... умоляю... отпустите...
Некромантка презрительно фыркнула.
- Мои рабы так сильно тебя пугают? Судя по одежде, ты воин, не так ли? Наверняка ты часто видел смерть и даже являлся ее причиной, верно?
- Но убитые мной не вставали снова!
- А жаль, столько сильных бойцов пропало зря... - она вздохнула. - Это так непрактично...
- Но зачем вам живой человек? Я чувствую боль, я нуждаюсь в воздухе, сне, пище и воде. Живое тело не сможет послужить вам также хорошо, как мертвое, разве что... - выпалил пленник свой последний аргумент и вдруг в ужасе умолк.
Живая женщина в компании одних только трупов... наверняка ей было одиноко... так вот почему она решила оставить ему жизнь... неужели он станет ее игрушкой для плотских утех?
Гибель рассмеялась странным холодным смехом, от которого даже бывалого воина охватил непреодолимый страх, как в детские годы, в его темной спальне, где его буйное воображение превращало мебель в сказочных чудовищ.
- Не льсти себе, ты мне не интересен. Впрочем, меня вообще не интересуют мужчины. Нет, я сохранила тебе жизнь не для этого. Мне пригодится живой телохранитель, остальные мои рабы привлекают к себе слишком много внимания. А чтобы ты не пытался сопротивляться моей власти, тебе придется носить вот это...
Некромантка достала из сундука ошейник. На вид он был вполне обычным, разве что надписи на незнакомом языке, покрывавшие всю его поверхность, отличали его от обыкновенного ошейника с рынка работорговцев. Приблизившись к пленнику вплотную, она застегнула ошейник на его шее. Ее прикосновение было пугающе-ледяным. На мгновение воин даже засомневался в том, что она живая, но она явно дышала и даже выпускала едва заметное облачко пара, когда говорила - в убежище было очень холодно. Видимо она просто замерзла - это немного успокаивало и внушало надежду на то, что она все же не была нежитью или чем-то в этом роде.
- Следуй за мной, - коротко приказала она, повернулась и вышла.
Воина уже никто не держал, но он покорно поплелся за своей новой госпожой, не в силах противостоять ее воле.

Приняты. Ткач

0

3

"Глава первая"
"Алиса ищет друзей"
"Алиса Роза играла в куклы. Какая же молодая особа, минувшая пору беззаботного детства, станет играть в куклы, спросите вы? И я с тяжелым сердцем отвечу вам: одинокая. Увы, у Алисы Розы не было никого в мире, с кем можно было бы погулять, выпить чаю или рассказать о своих печалях и радостях. И она играла в куклы. Специально для них из картона и лоскутов ткани был построен крошечный кукольный домик, такой же маленький, как дом Алисы Розы. Она жила в старом трейлере в глухой лесной чаще, и потому не знала, что дома бывают большими и светлыми, а кухня может быть в отдельной от спальни комнате, и, конечно же, ничего не слышала о столовой, гостиной и мансарде. Но этот факт никогда не печалил ее, ведь, в самом же деле, нельзя печалиться о том, чего не знаешь. Вот и куклы ее никогда не грустили  от того, что домик их так мал. Да и кукол самих было немного - всего двое, одна из которых вечно куда-то пропадала. Так случилось и этим вечером, так что Алиса Роза играла с..."
Элиш нахмурился и, жестко надавив грифелем карандаша на бумагу, несколько раз перечеркнул последние строчки.  В который раз потянулся к пустому стакану, на дне которого не осталось ни капли виски, поболтал им в воздухе и поставил обратно. После неловко толкнул пальцами опустевшую же бутылку, которая так и не далась в руки, а вместо этого скользнула по поверхности и опасно нависла пухлым стеклянным боком над краем стола. Пришлось наподдеть ее ногтем, чтобы помочь-таки свалиться и оглушительно звякнуть о пару своих предшественниц в подставленной к столу корзине для мусора. Третий день, третья бутылка, десятки перечитанных книг со сказками всех времен и фасонов, кипами сложенных на столе, и совершенно никакого вдохновения. Эта Алиса Роза, "Принцесса Всего", уже снится ему в бредовых снах, а толку нет. Какой неудачный персонаж. Неудачное имя, да и история сама... Элиш со вздохом поднялся, запрокинул руки над головой, потягиваясь с хрустом в позвоночнике, достав при этом руками до потолка. Запрокинул голову, хрустнув шеей...
- Старый пердун, - обругал себя, глянув в зеркало. Небритая, опухшая от затяжного пьянства физиономия только скривилась в ответ, соглашаясь с этим досадным фактом. А ведь за пятьдесят все еще не перевалило.
Элиш вздохнул, махнул рукой на отражение и сделал еще пару шагов, чтобы подпрыгнуть и подтянуться на "второй" этаж, под самую крышу трейлера, где располагался навес с матрасом. Деревянная балка заскрипела, в мойку у одной стены и на небольшой диван у другой посыпалась пыль и мелкая труха. С кухонных поверхностей она после небрежно стряхивалась на пол, забивалась в углы и щели на долгое время без надежды на свидание с пылесосом. Элиш не умел и не любит убираться, да и зачем? Писать это не мешает.
Писать мешает... Элиш скривил губы, закинул руки за голову и уставился на потолочную балку всего в полуметре над своей головой. Что же мешает писать? Первая книга, точнее, первые шесть книг имели невероятный успех. Идея была простой, персонажи - незамысловато-обычными, мир - волшебным и в то же время вполне реальным, таким, что любой ребенок или даже взрослый мог легко представить себя в нем, рядом или вместо главных героев. Но последняя книга была дописала уже почти десять лет назад, развод сильно ударил по карману, а все чаще всплывающие в интернете статьи, мол, "Элиш Роуз - автор одного романа голодает в трейлерном парке", по самолюбию. Нужно было написать что-то такое же простое и волшебное, такое, чтобы касалось бы каждого. И героиня была "построена" верно. Прообраз взят с самого автора, за исключением разве что пола, ведь пацаном Элиш уже был когда-то, а вот девкой - должно быть интересно. Обыкновенная, но с изюмом: социопатка со странностями, как все без исключения сказочные принцессы. Возраст такой, что Элиш сам еще мог вспомнить себя, а уж вывернуть личные неурядицы и заботы, превратив их в сказочные - пара пустяков. Но отчего-то придуманный сюжет не хотел принимать в себя героиню. Она просто не встраивалась. Не хотела. Нет, не так - Элиш не мог. Пока. Но завтра все изменится. Пьяные мысли текли вяло, путались, ходили по кругу безо всякой пользы. Веки смыкались. Элиш бубнил себе что-то под нос, отмечал движением брови неплохие идеи и категорично отметал презрительным вздрагиванием верхней губы полную чушь. Чуши было больше, так что в итоге он так и заснул, скривив чуть раскрывшийся рот.
- Добрых снов, Элиш, - ласково проворковала Алиса Роза, переворачивая куклу на живот, потому что именно так, она думала, та предпочитает спать, - завтра ты обязательно напишешь самую лучшую свою главу.
Алиса Роза накрыла куклу коротким одеяльцем, после собрала разбросанные по столу книжки, сделанные из спичечных коробков, и расставила их по полкам, дунула на пол, чтобы собравшаяся за пару дней пыль попряталась по углам домика, поставила тот на полку и сама отправилась спать.

Приняты. Ткач

Отредактировано Элиш Роуз (01.09.2015 16:54:59)

0

4

Узкий проулок между домами заканчивался тупиком. Тот, кто остановился поодаль от фонаря, вглядываясь в темноту, знал это так же точно, как и то, что сегодня новолуние. Лучшее время для охоты.
Мерный звук шагов. Лай собак где-то вдалеке. Негромкое, но заковыристое проклятие.
Тому, кто пришел сюда забрать свою законную добычу, не нужен был свет, чтобы убедиться: в проулке никого нет. Ловушка опустела.

Здесь, в серо-зеленом сумраке Границы, лай был слышен куда как отчетливей и доносился, кажется, со всех сторон – вероятно, туман искажал звук. Риган ускорил шаг. Вряд ли Стая окружила его так скоро – слишком мало времени прошло с момента, как он пересек… вернее, учитывая обстоятельства, нарушил Границу. Впрочем, выбора особенно не было: одно дело – подозрения, но чтобы действовать, ему необходимо было знать наверняка. Стремясь разглядеть своего преследователя, Риган подпустил его слишком близко и уже не успевал уйти обычным способом. Но ему не следовало забывать, что охота велась по обе стороны Границы.
Он и не забывал.

Бежать по мягкой траве было легко и приятно, особенно после брусчатки мостовой. Гуннлауг, разумеется, догонит его, но когда и где это произойдет, Риган предпочитал выбрать сам, а значит, стоило поспешить.
Траву взрыли корни высоких деревьев – стволы-колонны, кроны теряются где-то высоко над головой, растворяясь все в том же серо-зеленом сумраке – и бежать стало несколько труднее, но близость цели подбадривала почти так же эффективно, как собачий лай. Они были уже совсем близко.
Первая гончая вынырнула из тумана как раз тогда, когда деревья несколько уменьшились в росте, и за одним из них Ригану померещился отблеск фонаря. Дымчато-серая, почти белая тварь безошибочно устремилась к беглецу, злобно зарычала, оскалив зубы. Десны ее были почти такими же красными, как уши и глаза. Она пока что не нападала, лишь запугивала, заставляя теснее вжиматься в толстый шершавый ствол. Конечно, его названный брат предпочитал сам умертвить и освежевать добычу, ему бы не понравилось своеволие кого-то из Стаи.

- Кого я вижу! - всадник на белом коне появился из тумана одновременно с другими гончими, и вскоре Риган был окружен красноглазыми и красноухими тварями (разве что Гуннлауг составлял досадное цветовое исключение). - Тебе удалось удивить меня, мой маленький братец. Не думал, что у тебя достанет наглости явиться сюда... что, жизнь окончательно наскучила тебе, и ты избрал самый достойный способ с ней расстаться? Спокойно, Куу, еще не время! Так что, примешь свою смерть как подобает сыну Шиофра или будешь валяться у меня в ногах, скуля и умоляя о пощаде?
- Ни то и ни другое, - убедившись, что поток красноречия иссяк, Риган сделал шаг вперед, игнорируя оскаленные морды. За спиной охотника виднелись силуэты фонарей городского парка, а значит, Граница осталась позади.

Губы, и без того по-лягушачьи широкие, растянулись в дерзкой ухмылке, всякий раз приводившей Гуннлауга в бешенство.
- У меня есть предложение, от которого ты не сможешь отказаться, - сделав паузу, Риган откровенно залюбовался, как на высокомерно-бесстрастной физиономии названного брата в кои веки появляется выражение.
- Кажется, я нашел нам подходящего нового короля… как насчет помочь мне его похитить?

Приняты. Ткач

0

5

Горизонт медленно подергивался багровой дымкой, сливающейся в единое целое с черной водой. Солнце погружалось в море медленно, словно нехотя оставляя свой небесный престол.
Вдалеке тоскливо прокричала чайка, добавляя и в без того сентиментальный настрой ведьмака нотку грусти.
Со вздохом отложив в сторону точило, Геральт придирчиво оглядел клинок – серебряный, с ярко горящими рунами. На полированном металле на секунду мелькнуло отражение желтых кошачьих глаз, и белой точно бумага кожи. Побочный эффект эликсира из аконита и берберка.
- Твою ж!
Отвлекшись, Геральт неосторожно скользнул ладонью по острию, и теперь серебро клинка покрывали капли крови, та же кровь, неприятно липкая, уже затекла под манжет новой рубахи.
Выругавшись, ведьмак достал из за пазухи платок – Йен заставляла его носить, и, прикрыв порез, надел перчатки. Ночь предстояла долгая.
Сначала, зеркальная гладь воды лишь неторопливо перекатывалась барашками волн, ничем не выдавая опасности, таившейся под ней. Именно это кажущееся спокойствие уже стоило жизни трем рыбакам. Их трупы, растерзанные и обглоданные, Геральт нашел на берегу. По уже гниющему мясу ползали крабы, стараясь отбить свой кусок у чаек и бакланов.
Но причиной их смерти были отнюдь не птицы, и даже не крабы – осмотрев трупы, ведьмак сразу заметил, следы когтей и укусов, многочисленные переломы. Костный мозг был высосан. Сомнений не было – это была работа утопцев.
Заказ по сути, из тех, каким бы он пренебрег в хорошие времена. Староста рыбачей деревни, не сильно опечалился известием о смерти трех мужчин, и уж совсем не удивился что причиной смерти стали утопцы.
- Они всегдась тута есть, - громко шмыгнув носом пробурчал он себе в усы, - Еще деды наши, от них терпели, и внуки наши терпеть будут… А что делать? Жизня такая…
- Вот поэтому, я и предлагаю вам свою помощь. – Уже с некоторой усталостью ответил ведьмак, - я истреблю утопцев, и вы сможете без опаски ходить в Топлую заводь.
- Так-то оно так, но вы ж ведьмины, ничего даром не делаете. А плату я слыхал, берете детьми, либо душами… Чур меня! Уж лучше утопцы!
- С меня хватит и десяти оренов за голову утопца, милсдарь Буйко, - с ухмылкой ответил Геральт, а ваши души приберегите для преподобного, это уже по его части.
- Шесть оренов и точка. – Снова шмыгнув, староста Буйко смачно сплюнул, - Могу накинуть еще копченого окуня.
К сожалению, гастрономический интерес Геральта, в этот момент был далек от окуня, и предложение не то чтобы не заинтересовало… Но все же, заказ был ему нужен.
- По рукам, - ведьмак крепко сжал потную руку старосты. – Но запомните староста, надумаете обмануть – поймете, почему меня зовут мясник из Блавикена.

Приняты. Приятной игры. Цинна.

0


Вы здесь » Мост » Комната переговоров » Доступ к игровым разделам